Купить модные кожаные женские ремни узкие. Узкие кожаные ремни купить.





Никита Джигурда устроил непотребный концерт


Наверняка, современное юное поколение с трудом вспомнит хотя бы один кинофильм с ролью Никиты Джигурды. Сейчас актер известен своим чрезвычайно откровенным поведением, неблагопристойными стихами и непреличными высказываниями, а ведь начинал он собственный творческий путь в качестве музыканта, притом - музыканта профессионального. Сейчас он опять выступает на сцене как певец и 29 октября отдал концерт в клубе China Town Café. Вот только повод для собственного возвращения на сцену Джигурда избрал очень непонятный – Хэллоуин – ну и сам концерт стал торжеством «лирики ниже пояса».

Как понятно, Джигурда начинал с выполнения песен Высоцкого и тонких стилизаций под их («Ох ты жеребец залихватский!» и проч.) Еще в 80-е годы выпустил несколько альбомов с записями собственных версий именитых композиций. Всего же на его счету более 30 музыкальных альбомов, и многие, наверняка, помнят его песню «Любить по-русски» из одноименного кинофильма, в какой также чувствуется воздействие Высоцкого. И хоть Джигурду винили в подражании, он проявлял себя как профессиональный и создатель, и исполнитель, но… Но наступили другие времена, и совершенно не Высоцкого сейчас «хавает пипл».

Весь концерт Джигурды для неподготовленного зрителя мог стать одним огромным шоком. Уже одни только флайера могли возмутить благонравного человека: на их прямым текстом, без всяких пропусков, было написано: «Х...й, п...а, Джигурда».

Но даже этот слоган из арсенала великовозрастных гопников не приманил публику: зал был практически пустым. Может быть, если б билеты на концерт стоили не 800 рублей, а 200, то людей было бы больше: почему бы не отметить Хэллоуин в компании популярнейшего на просторах Руинтернета персонажа? Но 800 рублей – стоимость для легкомысленного концерта очень суровая.

О будущем «празднике» пришедшие на Джигурду помнили. Правда, девицы были наряжены не нечистью, а, быстрее, чьими-то эротическими фантазиями – служанками, медсестрами, полицейскими.

Выступал Джигурда не один, а с украинской группой «Сад», которая представила слушателям и свое собственное творчество. Лозунг музыкантов звучит так: «Heavy metal – в каждый дом», но, видимо, желая следовать традициям старенького российского хэви, группа так и застряла кое-где в 70-х: длинноватые распущенные волосы на уже не молодых музыкантах, кожаные брюки и песни о том, что пусть супруга уходит к коммерсанту – все равно нет ничего лучше рока. Вобщем, у их даже нашелся единственный поклонник, который вышел к сцене «поколбаситься», но не высчитал силы и растянулся на полу. Другие же слушали выступление «Сада» из бара, временами вызывая Джигурду.

- Он скоро материализуется, - обещали музыканты, но продолжали петь сами.

Герой вечера появился с криками и размахиваниями руками. Большой, в майке с черепом, в шипах и в черных очках. Ему не нужен был костюмчик для Хэллоуина, так как на этом праздничке смело можно наряжаться Джигурдой.

- Пора начать вставлять по-взрослому! – объявил он и потянулся к своим гениталиям. Вобщем, все как обычно…

- Мы сейчас отмечаем Хэллоуин, - продолжил артист. – И для того, чтоб за нами не пришли нехорошие, мы сами должны притвориться нехорошими, - и вновь истошно заорал так, что могло показаться: «плохие» уже пришли.

Джигурда начал со стихов. Читал с листа, держа его в вытянутой руке. И здесь вновь пришлось все-же согласиться с тем, что он мог бы быть профессиональным актером, по последней мере, есть в нем какая-то обезумевшая энергетика, которая принуждает слушать его стихи, воспевающие похоть.

От стихов Джигурда перебежал к песням, и вновь пришлось пожалеть, что во всю эту непристойность он закопал собственный талант. Из него мог бы получиться очень неплохой рок-музыкант. Ему очевидно было не достаточно места маленький сцены. Уже на первой песне он вытворял то, что не позволяют для себя даже наши прославленные хедлайнеры: хватался за волосы, катался по полу, свешивался со сцены, размахивал микрофонной стойкой, опускался на колени и взывал к небу… Чувствовалось в его выступлении какое-то иступленное отчаяние, которого так не хватает нашему року. Но только нельзя было принимать все это серьезно. И виною всему стиль Джигурды, также слова его стихов и песен.

Хотя и в собственной непреличной поэзии он вновь был одарен. Лишний мат, неизменное упоминание высших сил рядом с описаниями половых органов, причисления к Богу себя. Все это, естественно, вызывало шок и отторжение, но, все же, его стихи не лишены образов, новых сравнений и «космических» выводов. И Джигурда во время концерта время от времени вдруг изменялся. Он заявил, что энергия Бога имеет «плюс» и «минус». Минусом он именовал свои матерные стихи, а плюсом – узкую лирику, которая тоже, хоть и очень изредка, звучала на этом концерте. Он читал любовные стихи мягеньким голосом, но здесь же, как будто опасаясь оторваться от сделанного стиля, переходил на понижение и спрашивал:

- Ну как, девчонки, я вас удовлетворил? Почему-либо не вижу оргазма в ваших очах?
И опять ворачивался к жесткому мату и сыпал строками, вроде: «А я так возлагал надежды ночкой на вагинальную связь»… При этом, как настоящий актер, читал он эти стихи, смотря в глаза то одной, то другой слушательницы. И от этого взора становилось неудобно.

Песни его были не всегда так пошлы, но в их повсевременно звучала тема Бога, Бога как существа… равного Джигурде. По музыке же это – «олдскульный» хэви, другими словами звучание группы «Сад» было схожим и с Джигурдой, и без него. В каждой композиции непременно были длинноватые проигрыши и запилы, так длинноватые, что актер успевал, опустившись на корточки, перебрать листочки со словами и избрать стихи для последующего чтения.

Одну из композиций он исполнил практически а капелла, используя для аккомпанемента только бубен. О чем была эта песня – пересказывать не надо: все о том же…

За супругом из темного уголка робко следила его супруга – олимпийская фаворитка Марина Анисина, которая не просто взирала на жена, да и помогала ему: к примеру, подносила воду, когда он об этом просил.

- Это моя возлюбленная дама, - заявил Джигурда. – Моя последняя супруга. Сейчас я могу с уверенностью об этом гласить.

А позже вдруг добавил:

- Супруга и дама – это для меня одно и то же.

- Ты Гуру! Мы пойдем за тобой! – орала подвыпившая публика, и какие-то девицы прыгали около сцены, протягивая к Джигурде руки.

Он бы мог быть профессиональным актером, профессиональным поэтом и музыкантом, но стал героем низкопробных телешуток и инетовского стеба. Вот только так и осталось в тот вечер непонятным – серьезно все это пел и гласил Джигурда либо все-же в шуточку? Реальный он либо просто очередной заложник навязанного шоу-бизнесом стиля?

KM.Ru


   
CraigNotBond.com